Всероссийский
союз страховщиков
Стратегия развития страховой отрасли Российской Федерации на 2019-2021 годы
Решением Общего собрания членов ВСС утверждена Стратегия развития страховой отрасли Российской Федерации на 2019 - 2021 годы





Госпомощь погорельцам - удар по страховым компаниям

У микрофона – ведущий Игорь Гмыза.
Этим летом в лесных пожарах сгорело 1877 домов – такова официальная статистика. Большинство из них не было застраховано. Сейчас эти дома вынуждено восстанавливать государство. Почему россияне не торопятся страховать своё имущество?

Гости в студии – президент Всероссийского союза страховщиков Андрей Кигим и руководитель рабочей группы по противопожарному страхованию Всероссийского союза страховщиков Николай Галушин.
- Насколько велик ущерб, нанесенный гражданам пожарами? Есть уже какие-нибудь цифры?
Николай Галушин: Ущерб делится на две категории – экономический и страховой. Экономический – это ущерб, нанесенный государству по факту. В нашей стране разница между экономическим и страховым – не в пользу страхового. Страховой – в десятки раз меньше, чем экономический. Это связано как раз с тем, что лишь незначительное количество домов было застраховано. На сегодняшний день нет данных о фактических потерях для страховщиков в результате этих пожаров, но он не будет колоссальным в масштабах рынка именно ввиду отсутствия страховки на дома.
- Эти лесные пожары как-то повлияли на ситуацию на рынке? Я читал, что страховые компании уже начали поднимать цены на страховки, в частности, на загородное имущество. Это правда?
Николай Галушин: Изменение ситуации произошло. Все страховщики отмечали, что с начала лесных пожаров и с первыми случаями, когда огонь перекинулся на жилые постройки, во многих страховых компаниях выстроились очереди из людей, которые ажиотажно хотели приобрести полисы, чего не было российского страхования за всю 20-летнюю его историю. Не думаю, что такой ажиотажный спрос будет носить теперь постоянный характер, с началом сезона дождей он сойдет на нет, но его появление стало характерной особенностью этого лета.
- Да, про жареного петуха вспоминали часто. Сейчас заботу о погорельцах взяло на себя государство. С одной стороны, это правильно: государство у нас социальное. Но с другой стороны, как вам кажется: эта активная помощь государства как повлияет на рынок страхования? Станут ли люди больше страховать свое имущество?
Андрей Кигим: Конечно, когда государство говорит "я заплачу", это очень полезно. Люди видят, что государство о них заботится. Но если мы говорим о стратегии развития государства, о рыночной экономике, о планах государства снизить избыточную нагрузку на бюджет, то государство должно поступать более жестко. Потому что проблема не только в лесных пожарах. Сегодня очень много людей хотят строить дома на дачных участках. Где? Конечно, около леса. А ведь расходы на пожарных заложены в Минфине исходя из нынешней структуры поселков. И если государство берется оплачивать ущерб от нынешних пожаров, то тогда логично предложить ему увеличивать в 10 раз бюджетные средства на пожарную охрану и т.п. И получаются вершки и корешки: вершки (граждане) имеют развитие дачных владений и свежий лесной воздух, а когда приходит беда, ждут помощи от "корешков", то есть государства. И поэтому было бы правильнее, чтобы государство в рамках своей стратегии все же обозначило позицию: либо вот вам налоговые льготы, и тогда страхуйте имущество, либо оно говорит: извините, но с 2015 года платить никому не буду. Наверное, это жестко, но думаю, государство к этому придет.
- Мировая практика какова в таких случаях?
Николай Галушин: Я приведу показательный пример с землетрясением в Японии, которая вся лежит в сейсмоопасном поясе. Территория страны разделена на зоны, и в каждой из них государство гарантирует, что выплатит определенную часть ущерба. Остальную часть ущерба будут платить коммерческие страховщики. В зонах, более подверженнм землетрясениям, участие государства выше. Но никто не замещает государственной помощью страховую. То есть модель такова: помогать надо, но так, чтобы это не ломало рынок страховых услуг. Чтобы не было у людей таких настроений: зачем я буду страховаться, если государство, если что, все равно мне поможет.
- А сейчас в России можно говорить о том, что вмешательство государство поломало рынок страховых услуг?
Андрей Кигим: Проблема чуть-чуть другая. Конечно, государство рынок НЕ поломало. Но мы говорим о менталитете людей. В Подмосковье дома. Может, и стоит миллион, а в глубинке ему красная цена – 200 тысяч. И вот человек изыскивал средства, страховал его на 200 тысяч, а государство всем погорельцам определило компенсацию в миллион. И если всем заплатят, то люди логично могут спросить: а зачем мне его тогда страховать на 200 тысяч? И если мы хотим развития, модернизации, инноваций, то весь народ должен мыслить одинаково продвинуто. А мы делаем шаг вперед – и два шага назад. Мы не должны людям давать противоречивые сигналы. В приведенном примере надо было сказать: 200 тысяч тебе дадут страховщики, а 800 тысяч – государство.
Николай Галушин: Я дополню насчет развитости рынка и можно ли его поломать. Важным показателем масштаба рынка и его развитости является отношение собранной страховой премии к количество населения в стране. В Японии это 15 тысяч долларов на душу населения, в США и Великобритании – 9-10 тысяч долларов. В России – 120 долларов. То есть разница – на порядок.
- Можно еще другие цифры привести: по статистике, собранной одной из страховых компаний, в волгоградской области, например, застраховано всего лишь 9% жилищ.
Николай Галушин: Я думаю, эта цифра примерно одинакова по всей стране.

 

495232-12-24


Разработка сайта Продвижение в интернете